Category: природа

Category was added automatically. Read all entries about "природа".

Водопад в горном ингушском селении Фуртоуг назвали в честь русского ученого-химика Д.И. Менделеева

Представители рода Ахриевых давно вынашивали идею установления памятной доски, посвященной выдающемуся ученому с мировым именем Дмитрию Ивановичу Менделееву. И это событие произошло.
По приглашению Главы Администрации Джейрахского муниципального района республики Ингушетии А.Б. Льянова и представителей Ахриевых делегация Государственного мемориального музея-заповедника Д.И. Менделеева и А.А. Блока посетила Джейрах, где приняли участие в мероприятиях, посвящённых увековечиванию памяти Д.И. Менделеева.
Занимаясь проблемами добычи нефти и её переработки, Д.И. Менделеев совершал поездки на Кавказ. Во время одной из таких поездки, предположительно в 1886 г., учёный был сердечно принят своим учеником и соратником, состоявшим на государственной службе, - старшим советником Саадулой Темарковичем Ахриевым в селение Фуртоуг, расположенном в начале Джейрахского ущелья.

Ко Дню республики представители рода Ахриевых, Администрация Джейрахского района Ингушетии и сельского поселения Фуртоуга приняли решение установить мемориальную доску у водопада, который посетил учёный с присвоением водопаду имени Д.И. Менделеева.
5 июня у водопада произошла торжественная установка памятной доски. В открытие приняли участие Глава Джейрахского района А.Б. Льянов, представители одного из старейших ингушских родов Ахриевых, директор музея-заповедника С.М. Мисочник, сотрудник музея-заповедника, прапраправнучатый племянник Д.И. Менделеева Н.А. Смирнов. Участники мероприятия посетили в Фуртоуге музей Ахриевых, где состоялось открытие ещё одной памятной доски в честь пребывания Д.И. Менделеева в гостях у Эльберда Льянова. Сотрудники музея-заповедника передали в дар Дому-музея Ахриевых книги о подмосковной усадьбе Д.И. Менделеева Боблове.
Теперь установленная плита станет новым местом на туристической карте Ингушетии.
Делегация была приятно удивлена красотой горной Ингушетии и в особенности ее людьми. В своем письме на имя одного из организаторов мероприятия Магомеда Ахриева сотрудники музея написали:
"Уважаемый Магомед Русланович!
Позвольте поблагодарить Вас лично и всех, организовавших такое замечательное мероприятие по установке мемориальной доски Д.И. Менделеева на водопаде, а также поездку сотрудников музея-заповедника Д.И. Менделеева и А.А. Блока для участия в акции.
Надеемся, что Вы и представители Вашего замечательного рода найдут возможность побывать и в наших Подмосковных местах.
После поездки мы разместили информацию на сайте музея-заповедника, министерства культуры Московской области и в инстраграм.
С уважением,
директор ГБУК МО "Государственный мемориальный музей-заповедник Д.И. Менделеева и А.А. Блока"
Мисочник С.М.".


Несомненно, что подобные мероприятия организаторов праздника и музейных работников Подмосковья послужат добрым и прочным началом становления и развития культурных связей этих уникальных мест Ингушетии и Подмосковья.

The Magas times




0lWGyZBrB-I
DH-_cLOEiyUCollapse )
Desharhoi

Попытка увидеть горы или голландцы в Ингушетии. Part III

Оригинал взят у magish в Попытка увидеть горы или голландцы в Ингушетии. Part III
Отсутствие интернета в некоторых местах, насыщенный день, вот причины по которым пришлось написать три поста в один присест. В воскресенье с утра основательно нагрузившись провизией мы двинулись в горы. Ребята приехали из Грузии, облазив все тамошние горы. И удивлять их надо было основательно. По дороге остановились, чтобы посмотреть пещеру (или грот). в летний зной отдохнуть здесь самое то. Температура в пещере близка к нулю.

IMG_0302.JPG

Родники по дороге. Набираем воду, фоткаемся и едем дальше.

IMG_0307.JPG

IMG_0312.JPG

Впереди пост пограничников. Мы у погранцов интереса не вызвали. А вот Давид и Роску да. Иностранные граждане без пропуска не могут проехать. Мы писали заявления. Два месяца ждать ребята не могут. Хоть одним глазом взглянуть. Фамилия Давида Ван Путтен. Все эти доводы не разжалобили пограничников. Стали звонить. Всем. Ноль. Поехали обратно. Делать пропуски.
Desharhoi

Гляциолог Лев Десинов рассказал о том какую опасность таит в себе Девдоракский ледник

Фото: russianlook.com


  •  

Эксперт в области гляциологии Лев Десинов рассказал «Труду», чем грозит обрушение ледника в пойму Терека в Дарьяльском ущелье


Масштабная экологическая катастрофа случилась в минувшую субботу утром в Дарьяльском ущелье, расположенном к востоку от горы Казбек, вблизи границы Грузии и России. В чем причина бедствия и есть ли опасность «расползания» катастрофы? Об этом мы беседуем с авторитетным российским ученым в области гляциологии, руководителем Лаборатории дистанционного зондирования Земли из космоса Львом Десиновым.

Огромная масса льда и горных пород (порядка 5 млн кубометров) рухнула в пойму Терека, наглухо перекрыв русло. Образовалось огромное озеро, затопившее часть Военно-Грузинской дороги. Высота завала составила 15-20 метров. В экстренном порядке на грузинских вертолетах началась операция по спасению. Но есть погибший, а семь человек в начале поисков считались пропавшими. Поврежден магистральный газопровод, из-за чего прекращен транзит российского газа в Армению.

Причиной стихийного бедствия специалисты называют движение слоев Девдоракского ледника. Но у Льва Десинова на сей счет другое мнение: «Анализ имеющихся материалов позволяет мне сделать вывод, что в данном случае главной причиной катастрофы стала вулканическая деятельность пока еще спящего, но постепенно активизирующегося вулкана Казбек. На снимке виден огромный разлом горных пород, колоссальная трещина на юго-восточном склоне Казбека, обращенном к ущелью реки Терек, на высоте 4,6 тысячи метров. Могу с уверенностью сказать, что к этому горному склону подошла раскаленная до тысячи градусов магма. Она близка к поверхности, может быть, не дошла несколько сотен метров. Подойди магма еще ближе — началось бы извержение».

По словам Десинова, из-за нагрева вечно холодных пород, накрытых льдом, горные трещины расширились, и огромный блок пород обрушился вниз. Образовалась колоссальная дыра, напоминающая по форме трапецию. Ее основание — около 200 метров, высота — 400, наверху — 100 метров. Из этого разлома и сейчас вырываются мощным потоком фумарольные газы, которые стекают вниз. Скорее всего, по мнению Десинова, это CO2.

А выломанные горные породы полетели вниз по крутому склону на ледник (пока еще не Девдоракский). Его длина — примерно 1,8 тысячи метров, средняя ширина — 400. Здесь всегда лежит лед толщиной 20-30 метров. Каменная громада покатилась дальше по леднику и в стороны от него, вырывая по пути ледяные глыбы и новые массы пород. Потом по каньону помчалась дальше и наконец рухнула на ледник Девдорак. Уже по новому ледяному ложу устремилась вниз — на дно ущелья.

«Очень похожая ситуация была и на печально известном леднике Колка, который во время обрушения в долине реки Геналдон в 2002-м унес жизни более 120 человек (в том числе и съемочной группы Сергея Бодрова-младшего. — «Труд»), — говорит Лев Васильевич. — Там тоже главной движущей силой была активизация вулканической деятельности. Кстати, Девдоракский ледник находится недалеко от Колки. Учитывая, что раскаленная магма, поднявшаяся на высоту более 4 км и подошедшая близко к склону, никуда не делась, исключить вероятность новых катастрофических обрушений нельзя. Если новый мощный разлом чуть сместится на горном склоне Казбека, то каменно-ледяная громада обрушится на нашу территорию. В зоне опасности окажется Кармадонская долина, в частности — североосетинское село Гизель с многотысячным населением, расположенное к западу от Владикавказа. Несколько дней назад МЧС Северной Осетии вводило во Владикавказе режим чрезвычайной ситуации, пока не стало ясно, что после обрушения Девдоракского ледника непосредственной угрозы городу нет. Ситуация остается под постоянным контролем. Наши службы МЧС работают в контакте с грузинскими коллегами. Но потенциальная опасность сохраняется».

Сейчас с борта Международной космической станции, уточняет Десинов, проводить съемку района Главного Кавказского хребта не получается. Используются снимки со спутников, которые поступают в российский Научный центр оперативного мониторинга Земли. Но этим исследования не ограничиваются. Учитывая опасность новой экологической катастрофы, достигнута договоренность с НАСА о том, что мониторинг будут проводить и спутники США. «Это очень важно, — говорит мой собеседник, — потому что сейчас необходимо проводить тепловую съемку горных районов с околоземной орбиты. И американские спутники могут справиться с такой задачей». Как видим, санкции санкциями, но когда речь идет о жизни землян, ученые и специалисты разных стран сразу же объединяют усилия.

А пока для Терека проложено другое русло, это даст возможность очистить дорогу. Что будет дальше в районе Казбека? Все оперативные службы работают в режиме максимальной готовности.

http://www.trud.ru/article/23-05-2014/1313164_otkuda_est_poshel_lednik.html

Desharhoi

О найденном подземном склепе, который посчитали захоронением легендарной царицы Тамары

В сети появились сообщения о том, что в Ассиновском ущелье найдено захоронение времен царицы Тамары и что возможно это именно склеп легендарной Тамар.
Я честно говоря скептически отношусь к тому, что это именно то место. И пока нет материального подтверждения данной гипотезы все это не более чем легенды.
Единственное, могу точно сказать, что в детстве от деда слышал о том, что стража Тамары и ее близкое окружение состояло из ингушей (тогда наших предков называли  кистами, дзурдзуками и т.д.). Он всегда говорил: "Тамар гIалгIай йиши йоI хиннай. Из чIоагIа вей нах безаж хиннай, вайчар цун ха деж хиннаб, цунна юхе лийнаб. Из хьахетара вай Лоаме дIаелла хила езаж я" ("Тамара была племянницей ингушей. Она очень любила наших людей и они составляли часть ее охраны, а также окружения. И возможно, что ее похоронили у нас в горах".) Старики всегда с любовью отзывались о ней и называли "Тамар". И вообще, все что связано с Грузией и грузинами для ингушей всегда носит некий ореол братства, взаимной приязни и добрососедства.

В Ингушетии рабочие нашли пещеру, где предположительно могла быть похороненалегендарная грузинская царица Тамара. Место находки в Ассиновском ущелье уже посетил глава республики Юнус-Бек Евкуров, который дал распоряжение исследовать пещеру и во избежание нашествия "черных копателей" взять ее под охрану.

Тамара стала первой царицей Грузии в 12 веке, когда ее отец Георгий Третий во избежание междоусобных войн сам короновал четырнадцатилетнюю девушку, напоминает ИТАР-ТАСС. Она обеспечила политическое господство Грузии в Малой Азии, расширила государственные границы и способствовала распространению православия в стране, покровительствовала поэтам.

Могила легендарной царицы, согласно официальным грузинским источникам — царская усыпальница в Гелати, однако ее тела там нет. По легенде, Тамара велела спрятать место своего погребения, чтобы отвергнутый ей турецкий султан Нукардин не смог добраться до нее после смерти. Согласно данным Ватикана, ее похоронили в Палестине, однако ее могила до сих пор не найдена.

Найденная в Ингушетии пещера датируется специалистами средними веками. Известно, что в те времена все население Ингушетии из-за татаро-монгольских нашествий вынуждено было оставить города и переселиться в предгорья и горы. Даже если гипотеза о захоронении царицы Тамары не подтвердится, археологи могут найти ценные вещи той эпохи.

http://www.vesti.ru/doc.html?id=1604201&cid=7

Йоазув2

Место столкновения абрека Зелимхана с отрядом царских войск в Ассинском ущелье Горной Ингушетии

Взято из блога oldvladikavkaz

Это скорее всего один из поворотов по пути из с. Алкун в башенное поселение Таргим. Эти мостики кстати были целыми вплоть до 90-х годов XX века.


Desharhoi

Дошо гуйре/Золотая осень

Мы порой увлекаемся непонятно чем и при этом не замечаем красоты вокруг нас. Посмотрите как прекрасна осень!
У нас сейчас отличная погода и днем температура поднимается до +18 +20 градусов.
Из-за холодных ночей, которые были последние несколько недель деревья начали избавляться от своего золотого одеяния. Листопад-завораживающее зрелище! Можно стоять часами и слушать шум ветра и видеть как листья покидают ветви и опадают.
Сделал несколько фото и одно не очень качественное видео.
Все сделано мобильным телефоном.

Посмотреть на Яндекс.Фотках
Collapse )

ГIалаж ягIаче хьаст/Родник, где стоят башни

В предыдущем посту я рассказал о том, что "родник невест", который находится при въезде в селение Галашки был благоустроен. При этом философия самого места изменилась полностью. Сами каменные статуи т.н. "невесты" больше в этом месте не стоят. Вместо них сделана стена с двумя декоративными панно. То что слева похоже на сцену встречи Калоя и Зору из книги И.М. Базоркина "Из тьмы веков",а на втором изображен герой ингушских нартских сказаний Сеска Солса вместе с Боткий Ширткъа (ширткъа-ласка). В центре установлен солярный знак. Но это конечно не все...

Посмотреть на Яндекс.Фотках


Collapse )

Владимир Левченко. Как погибли нарты Эрхстуа

***Оказывается Берснако Газиков собирается издать 2-ой том книги "Сборник сведений об ингушах".
В первой части было очень много интересного. Это и вырезанные главы из книг "Тихий Дон" и "12 стульев", а также многочисленные упоминания об ингушах в отечественной периодике.
Данный материал взят с сайта республиканской газеты "Сердало" и доступен по ссылке  . Его подготовил журналист газеты "Сердало" А. Газдиев.





Берснако Газиков


Книга 2



Известный ингушский краевед, исследователь и
историк Б.Д.Газиков продолжает радовать нас новыми открытиями и
находками. Профессионально занимаясь краеведением с конца 60-х годов
прошлого века, он собрал в своем личном архиве богатейшую коллекцию
уникальных документов, фотографий, исторических фактов и свидетельств,
связанных с прошлым родного края. С некоторыми из них широкая
общественность уже познакомилась из многочисленных публикаций Берснако
Джабраиловича в периодической печати, в коллективных сборниках, а также
из выпущенных им отдельных изданий. Два года назад в Назрани увидел свет
первый том «Сборника сведений об ингушах» Б.Д.Газикова, сразу ставший
библиографической редкостью в силу необычайного читательского интереса и
ограниченного тиража. В настоящее время ингушский краевед уже
подготовил к изданию вторую книгу из этой серии. Однако насколько долгим
будет ее путь к читателю, от него уже не зависит. Книгоиздание – дело
дорогостоящее, и остается надеяться, что у нас найдутся меценаты,
способные оценить значение труда Берснако Джабраиловича.


Сегодня мы начинаем знакомить вас с некоторыми материалами,
вошедшими во вторую книгу Б.Д.Газикова. Эту возможность нам любезно
предоставил автор.


Владимир Левченко.


Как погибли нарты


Эрхстуа



Там, на закате солнца, где дальний Мингитау поднимает к небу свои
белые груди, близко к тому морю, что вечно бьет прибрежные скалы своими
черными, как ночь,  волнами, жили в старину нарты - Эрхстуа.


Злые то были богатыри, завистливые на чужой достаток; нападали они на
мирных людей, не пославши им вперед вести о войне; отнимали у бедняков
их последнее достояние.


Не почитали нарты Эрхстуа и Сердцеведа, за это не дал он женам их
плодородия, - было нартов только шестьдесят; не благословил он их
стада,- от овец их рождались серые волчата, бурьяном дарили их поля, и
мясо в их нартовском котле о сорока ручках обращалось в вонючую падаль.


"Куда поедем мы в набег за добычей?


На три раза семь дней в пути кругом наших жилищ земля стала серой
пылью от копыт наших нартовских коней; четыре раза десять и один день
надо нам ехать по пеплу сожженных нами селений; два раза округлит луна
свое лицо, пока доведется нам услышать человеческий голос".


Так говорил товарищам- нартам разведчик их, хитрый Батоко Ширтях,
хитрый проныра, сумевший построить себе повозку из меди и спуститься на
ней до седьмого адского дна. И так продолжал он свою речь:


- Есть в восточной стороне среди лесистых гор и зеленых долин пещера. В нее загоняет Колай-Кант на ночь свои овечьи стада.


Несметны его богатства. Но и силой с ним никто из живущих не может
сравниться. Я не хотел бы видеть поднятую над нашими головами его
вражескую руку.


Ему с гневом отвечал гремящим, как гром, голосом  сильный Солса,
князь нартов Эрхстуа. Слова о несметном богатстве Колай-Канта разожгли
его жадное сердце.
Collapse )

"Башни, вырубленные в скалах"

Нашел в журнале [info]

vasily_sergeev  вот такую красоту:


Первая остановка в Куртатинском ушелье - у моста напротив аула Дзивгис.

"...В центре селения, состоящего из нескольких современных сельских домов – развалины башни, А над селением…

У меня дух захватило - к отвесным стенам ущелья прилепилась
неприступная крепость! Она выглядела как естественное продолжение скал,
поэтому сразу её заметить было непросто и, надо отдать должное, наш
экскурсовод обыграл представление этого древнего памятника мастерски:
рассказав, что в окрестностях аула немало христианских и языческих
святилищ, он просто сказал – Посмотрите на скалу над селением…. Всех
сковал мимолетный столбняк, после чего показалось, что все одновременно
выдохнули и рванули к скале...."




***Почему меня это заинтересовало?
Когда едешь в Таргим совсем рядом с пограничным постом, недалеко от "Гаьги гIалаш" (башни Гагиевых) есть высокая, отвесная скала, которая расположена на хребте Цейлоам.
На ней есть точно такие же башни! Я бы их никогда не увидел, но когда мы поехали с Евгением Шевцовым, то он показал мне их. Их называют "башнями отшельника".Я  тогда просто физически не смог туда подняться. Они очень высоко находятся. Но, когда в следующий раз попаду туда обязательно пойду!

О том, как били ингуши великого комбинатора, Остапа Бендера...

Originally posted by targimho at О том, как били ингуши великого комбинатора, Остапа Бендера...

بِسْمِ اللّهِ الرَّحْمَنِ الرَّحِيمِ
Во имя Бога Милостивого и Милосердного

Название звучит смешно, но может те, кто в курсе не смеются. Действительно, в гениальнейшем произведении Ильфа и Петрова "12 стульев", есть интереснейший момент...
 
Далее, как всегда, лучше один раз увидеть, ну вы сами поняли....


12 стульев ◦ Двенадцать стульев

Часть 3. Сокровище мадам Петуховой

Глава 41. Под облаками

Оглавление
 
Через три дня после сделки концессионеров с монтером Мечниковым театр Колумба выехал в Тифлис по железной дороге через Махачкалу и Баку. Все эти три дня концессионеры, не удовлетворившиеся содержимым вскрытых на Машуке двух стульев, ждали от Мечникова третьего, последнего из колумбовских стульев. Но монтер, измученный нарзаном, обратил все двадцать рублей на покупку простой водки и дошел до такого состояния, что содержался взаперти — в бутафорской.
 

— Вот вам и Кислые воды! — заявил Остап, узнав об отъезде театра. — Сучья лапа этот монтер. Имей после этого дело с теаработниками!

Остап стал гораздо суетливее, чем прежде. Шансы на отыскание сокровищ увеличились безмерно.

— В Тифлисе, — сказал Остап, — нам нечего лениться. Нужны деньги на поездку во Владикавказ. Оттуда мы поедем в Тифлис на автомобиле по Военно-Грузинской дороге. Очаровательные виды. Захватывающий пейзаж. Чудный горный воздух! И в финале — всего сто пятьдесят тысяч рублей ноль ноль копеек. Есть смысл продолжать заседание.

Но выехать из Минеральных Вод было не так-то легко. Воробьянинов оказался бездарным железнодорожным зайцем, и так как попытки его сесть в поезд оказались безуспешными, то ему пришлось выступить около «Цветника» в качестве бывшего попечителя учебного округа. Это имело весьма малый успех. Два рубля за двенадцать часов тяжелой и унизительной работы. Сумма, однако, достаточная для проезда во Владикавказ.

В Беслане Остапа, ехавшего без билета, согнали с поезда, и великий комбинатор дерзко бежал за поездом версты три, грозя ни в чем не виновному Ипполиту Матвеевичу кулаком. После этого Остапу удалось вскочить на ступеньку медленно подтягивающегося к Кавказскому хребту поезда. С этой позиции Остап с любопытством взирал на развернувшуюся перед ним панораму кавказской горной цепи.

Был четвертый час утра. Горные вершины осветились темно-розовым солнечным светом. Горы не понравились Остапу.

— Слишком много шику! — сказал он. — Дикая красота. Воображение идиота. Никчемная вещь.

У Владикавказского вокзала приезжающих ждал большой открытый автобус Закавтопромторга, и ласковые люди говорили:

— Кто поедет по Военно-Грузинской дороге — тех в город везем бесплатно.

— Куда же вы, Киса? — сказал Остап. — Нам в автобус. Пусть везут, раз бесплатно. Подвезенный автобусом к конторе Закавтопромторга, Остап, однако, не поспешил записаться на место в машине. Оживленно беседуя с Ипполитом Матвеевичем, он любовался опоясанной облаком Столовой горой и, находя, что гора действительно похожа на стол, быстро удалился.

Во Владикавказе пришлось просидеть несколько дней. Но все попытки достать деньги на проезд по Военно-Грузинской дороге или совершенно не приносили плодов, или давали средства, достаточные лишь для дневного пропитания. Попытка взимать с граждан гривенники не удалась. Кавказский хребет был настолько высок и виден, что брать за его показ деньги не представлялось возможным. Его было видно почти отовсюду. Других же красот во Владикавказе не было. Что же касается Терека, то протекал он мимо «Трека», за вход в который деньги взимал город без помощи Остапа. Сбор подаяний, произведенный Ипполитом Матвеевичем, принес за два дня тринадцать копеек.

Тогда Остап извлек из тайников своего походного пиджака колоду карт и, засев у дороги при выезде из города, затеял игру в три карты. Рядом с ним стоял проинструктированный Ипполит Матвеевич, который должен был играть роль восторженного зрителя, удивленного легкостью выигрыша. Позади друзей в облаках рисовались горные кряжи и снежные пики.

— Красненькая выиграет, черненькая проиграет! — кричал Остап.

Перед собравшейся толпой соплеменных гор, ингушей и осетинов в войлочных шляпах Остап бросал рубашками вверх три карты, из которых одна была красной масти и две — черной. Любому гражданину предлагалось поставить на красненькую карту любую ставку. Угадавшему Остап брался уплатить на месте.

— Красненькая выиграет, черненькая проиграет! Заметил — ставь! Угадал — деньги забирай! Горцев тешила простота игры и легкость выигрыша. Красная карта на глазах у всех ложилась направо или налево, и не было никакого труда угадать, куда она легла.

Зрители постепенно стали втягиваться в игру, и Остап для блезира уже проиграл копеек сорок. К толпе присоединился всадник в коричневой черкеске, в рыжей барашковой шапочке и с обычным кинжалом на впалом животе.

— Красненькая выиграет, черненькая проиграет! — запел Остап, подозревая наживу. — Заметил — ставь! Угадал — деньги забирай!

Остап сделал несколько пассов и метнул карты.

— Вот она! — крикнул всадник, соскакивая с лошади. — Вон красненькая! Я хорошо заметил!

— Ставь деньги, кацо, если заметил, — сказал Остап.

— Проиграешь! — сказал горец.

— Ничего. Проиграю — деньги заплачу, — ответил Остап.

— Десять рублей ставлю.

— Поставь деньги.

Горец распахнул полы черкески и вынул порыжелый кошель.

— Вот красненькая! Я хорошо видел. Игрок приподнял карту. Карта была черная.

— Еще карточку? — спросил Остап, пряча выигрыш.

— Бросай. Остап метнул.

Горец проиграл еще двадцать рублей. Потом еще тридцать. Горец во что бы то ни стало решил отыграться. Всадник пошел на весь проигрыш. Остап, давно не тренировавшийся в три карточки и утративший былую квалификацию, передернул на этот раз весьма неудачно.

— Отдай деньги! — крикнул горец.

— Что?! — закричал Остап. — Люди видели! Никакого мошенства!

— Люди видели, не видели — их дело. Я видел, ты карту менял, вместо красненькой черненькую клал! Давай деньги назад!

С этими словами горец подступил к Остапу. Великий комбинатор стойко перенес первый удар по голове и дал ошеломляющую сдачу. Тогда на Остапа набросилась вся толпа. Ипполит Матвеевич убежал в город. Вспыльчивые ингуши били Остапа недолго. Они остыли так же быстро, как остывает ночью горный воздух. Через десять минут горец с отвоеванными общественными деньгами возвращался в свой аул, толпа возвратилась к будничным своим делам, а Остап, элегантно и далеко сплевывая кровь, сочившуюся из разбитой десны, поковылял на соединение с Ипполитом Матвеевичем.

— Довольно, — сказал Остап, — выход один: идти в Тифлис пешком. В пять дней мы пройдем двести верст. Ничего, папаша, очаровательные горные виды, свежий воздух... Нужны деньги на хлеб и любительскую колбаску. Можете прибавить к своему лексикону несколько итальянских фраз, это уж как хотите, но к вечеру вы должны насобирать не меньше двух рублей!.. Обедать сегодня не придется, дорогой товарищ. Увы! Плохие шансы!..

Спозаранку концессионеры перешли мостик через Терек, обошли казармы и углубились в зеленую долину, по которой шла Военно-Грузинская дорога.

— Нам повезло, Киса, — сказал Остап, — ночью шел дождь, и нам не придется глотать пыль. Вдыхайте, предводитель, чистый воздух. Пойте. Вспоминайте кавказские стихи. Ведите себя как полагается!..

Но Ипполит Матвеевич не пел и не вспоминал стихов. Дорога шла на подъем. Ночи, проведенные под открытым небом, напоминали о себе колотьем в боку, тяжестью в ногах, а любительская колбаса — постоянной и мучительной изжогой. Он шел, склонившись набок, держа в руке пятифунтовый хлеб, завернутый во владикавказскую газету, и чуть волоча левую ногу.

Опять идти! На этот раз в Тифлис, на этот раз по красивейшей в мире дороге. Ипполиту Матвеевичу было все равно. Он не смотрел по сторонам, как Остап. Он решительно не замечал Терека, который начинал уже погромыхивать на дне долины. И только сияющие под солнцем ледяные вершины что-то смутно ему напоминали — не то блеск бриллиантов, не то лучшие глазетовые гробы мастера Безенчука.

До первой почтовой станции — Балты — путники шли в сфере влияния Столовой горы. Ее плотный слоновый массив с прожилками снега шел за ними верст десять. Путников обогнал сначала легковой автомобиль Закавтопромторга, через полчаса — автобус, везший не менее сорока туристов и не больше ста двадцати чемоданов.

— Кланяйтесь Казбеку! — крикнул Остап вдогонку машине. — Поцелуйте его в левый ледник! После автомобилей долго еще в горах пахло бензинным перегаром и разогретой резиной. Звонко бренча, обгоняли путников арбы горцев. Навстречу из-за поворота выехал фаэтон. В Балте Остап выдал Ипполиту Матвеевичу вершок колбасы и сам съел вершка два.

— Я кормилец семьи, — сказал он, — мне полагается усиленное питание.

После Балты дорога вошла в ущелье и двинулась узким карнизом, высеченным в темных отвесных скалах. Спираль дороги завивалась кверху, и вечером концессионеры очутились на станции Ларс в тысяче метров над уровнем моря.

Переночевали в бедном духане бесплатно и даже получили по стакану молока, прельстив хозяина и его гостей карточными фокусами.

Утро было так прелестно, что даже Ипполит Матвеевич, спрыснутый горным воздухом, зашагал бодрее вчерашнего.

За станцией Ларс сейчас же встала грандиозная стена Бокового хребта. Долина Терека замкнулась тут узкими теснинами. Пейзаж становился все мрачнее, а надписи на скалах многочисленнее. Там, где скалы так сдавили течение Терека, что пролет моста равен всего десяти саженям, там концессионеры увидели столько надписей на скалистых стенках ущелья, что Остап, забыв о величественности Дарьяльского ущелья, закричал, стараясь перебороть грохот и стоны Терека:

— Великие люди! Обратите внимание, предводитель. Видите, чуть повыше облака и несколько ниже орла. Надпись: «Коля и Мика, июль 1914 г.» Незабываемое зрелище! Обратите внимание на художественность исполнения! Каждая буква величиною в метр и нарисована масляной краской! Где вы сейчас, Коля и Мика?

Задумался и Ипполит Матвеевич.

Где вы, Коля и Мика? И что вы теперь, Коля и Мика, делаете? Разжирели, наверное, постарели? Небось теперь и на четвертый этаж не подыметесь, не то что под облака — имена свои рисовать.

Где же вы, Коля, служите? Плохо служится, говорите? Золотое детство вспоминаете? Какое же оно у вас золотое? Это пачканье-то ущелий вы считаете золотым детством? Коля, вы ужасны! И жена ваша Мика противная женщина, хотя она виновата меньше вашего. Когда вы чертили свое имя, вися на скале, Мика стояла внизу на шоссе и глядела на вас влюбленными глазами. Тогда ей казалось, что вы второй Печорин. Теперь она знает, кто вы такой. Вы просто дурак! Да, да, все вы такие — ползуны по красотам! Печорин, Печорин, а там, гляди, по глупости отчета сбалансировать не можете!

— Киса, — продолжал Остап, — давайте и мы увековечимся. Забьем Мике баки. У меня, кстати, и мел есть! Ей-богу, полезу сейчас и напишу: «Киса и Ося здесь были».

И Остап, недолго думая, сложил на парапет, ограждавший шоссе от кипучей бездны Терека, запасы любительской колбасы и стал подниматься на скалу.

Ипполит Матвеевич сначала следил за подъемом великого комбинатора, но потом рассеялся и, обернувшись, принялся разглядывать фундамент замка Тамары, сохранившийся на скале, похожей на лошадиный зуб.

В это время, в двух верстах от концессионеров, со стороны Тифлиса в Дарьяльское ущелье вошел отец Федор. Он шел мерным солдатским шагом, глядя только вперед себя твердыми алмазными глазами и опираясь на высокую клюку с загнутым концом, как библейский первосвященник.

На последние деньги отец Федор доехал до Тифлиса и теперь шагал на родину пешком, питаясь доброхотными даяниями. При переходе через Крестовый перевал (2345 метров над уровнем моря) его укусил орел. Отец Федор замахнулся на дерзкую птицу клюкою и пошел дальше. Он шел, запутавшись в облаках, и бормотал:

— Не корысти ради, а токмо волею пославшей мя жены!

Эту же фразу он повторял, войдя в Дарьяльское ущелье. Расстояние между врагами сокращалось. Поворотив за острый выступ, отец Федор налетел на старика в золотом пенсне.

Ущелье раскололось в глазах отца Федора. Терек прекратил свой тысячелетний крик. Отец Федор узнал Воробьянинова. После страшной неудачи в Батуме, после того, как все надежды рухнули, новая возможность заполучить богатство повлияла на отца Федора необыкновенным образом.

Он схватил Ипполита Матвеевича за тощий кадык и, сжимая пальцы, закричал охрипшим голосом:

— Куда девал сокровище убиенной тобою тещи?

Ипполит Матвеевич, ничего подобного не ждавший, молчал, выкатив глаза так, что они почти соприкасались со стеклами пенсне.

— Говори! — приказывал отец Федор. — Покайся, грешник! Воробьянинов почувствовал, что теряет дыхание.

Тут отец Федор, уже торжествовавший победу, увидел прыгавшего по скале Бендера. Технический директор спускался вниз, крича во все горло:

Дробясь о мрачные скалы, Кипят и пенятся валы!..

Великий испуг поразил сердце отца Федора. Он машинально продолжал держать предводителя за горло, но коленки у него затряслись.

— А, вот это кто?! — дружелюбно закричал Остап. — Конкурирующая организация!

Отец Федор не стал медлить. Повинуясь благодетельному инстинкту, он схватил концессионную колбасу и хлеб и побежал прочь.

— Бейте его, товарищ Бендер, — кричал с земли отдышавшийся Ипполит Матвеевич.

— Лови его! Держи!

Остап засвистал и заулюлюкал.

— Тю-у-у! — кричал он, пускаясь вдогонку. — Битва при пирамидах или Бендер на охоте! Куда же вы бежите, клиент? Могу вам предложить хорошо выпотрошенный стул!

Отец Федор не выдержал муки преследования и полез на совершенно отвесную скалу. Его толкало вверх сердце, поднимавшееся к самому горлу, и особенный, известный только одним трусам, зуд в пятках. Ноги сами отрывались от гранитов и несли своего повелителя вверх.

— У-у-у! — кричал Остап снизу. — Держи его!

— Он унес наши припасы! — завопил Ипполит Матвеевич, подбегая к Остапу.

— Стой! — загремел Остап. — Стой, тебе говорю!

Но это придало только новые силы изнемогшему было отцу Федору. Он взвился и в несколько скачков очутился сажен на десять выше самой высокой надписи.

— Отдай колбасу! — взывал Остап. — Отдай колбасу, дурак! Я все прощу!

Отец Федор уже ничего не слышал. Он очутился на ровной площадке, забраться на которую не удавалось до сих пор ни одному человеку. Отцом Федором овладел тоскливый ужас. Он понял, что слезть вниз ему никак невозможно. Скала шла и опускалась на шоссе перпендикулярно, и об обратном спуске нечего было и думать. Он посмотрел вниз. Там бесновался Остап, и на дне ущелья поблескивало золотое пенсне предводителя.

— Я отдам колбасу! — закричал отец Федор. — Снимите меня!

В ответ грохотал Терек и из замка Тамары неслись страстные крики. Там жили совы.

— Сними-ите меня! — жалобно кричал отец Федор.

Он видел все маневры концессионеров. Они бегали под скалой и, судя по жестам, мерзко сквернословили.

Через час легший на живот и спустивший голову вниз отец Федор увидел, что Бендер и Воробьянинов уходят в сторону Крестового перевала.

Спустилась быстрая ночь. В кромешной тьме и в адском гуле под самым облаком дрожал и плакал отец Федор. Ему уже не нужны были земные сокровища. Он хотел только одного — вниз, на землю.

Ночью он ревел так, что временами заглушал Терек, а утром подкрепился любительской колбасой с хлебом и сатанински хохотал над пробегавшими внизу автомобилями. Остаток дня он провел в созерцании гор и небесного светила — солнца. Ночью он увидел царицу Тамару. Царица прилетела к нему из своего замка и кокетливо сказала:

— Соседями будем.

— Матушка! — с чувством сказал отец Федор. — Не корысти ради...

— Знаю, знаю, — заметила царица, — а токмо волею пославшей тя жены.

— Откуда ж вы знаете? — удивился отец Федор.

— Да уж знаю. Заходили бы, сосед. В шестьдесят шесть поиграем! А? Она засмеялась и улетела, пуская в ночное небо шутихи.

На третий день отец Федор стал проповедовать птицам. Он почему-то склонял их к лютеранству.

— Птицы, — говорил он им звучным голосом, — покайтесь в своих грехах публично! На четвертый день его показывали уже снизу экскурсантам.

— Направо — замок Тамары, — говорили опытные проводники, — а налево живой человек стоит, а чем живет и как туда попал — тоже неизвестно.

— И дикий же народ! — удивлялись экскурсанты. — Дети гор!

Шли облака. Над отцом Федором кружились орлы. Самый смелый из них украл остаток любительской колбасы и взмахом крыла сбросил в пенящийся Терек фунта полтора хлеба. Отец Федор погрозил орлу пальцем и, лучезарно улыбаясь, прошептал:

— Птичка божия не знает ни заботы, ни труда, хлопотливо не свивает долговечного гнезда. Орел покосился на отца Федора, закричал «ку-ку-ре-ку» и улетел.

— Ах, орлуша, орлуша, большая ты стерва!

Через десять дней из Владикавказа прибыла пожарная команда с надлежащим обозом и принадлежностями и сняла отца Федора. Когда его снимали, он хлопал руками и пел лишенным приятности голосом: И будешь ты цар-р-рицей ми-и-и-и-рра, подр-р-руга ве-е-ечная моя! И суровый Кавказ многократно повторил слова М. Ю. Лермонтова и музыку А. Рубинштейна.

— Не корысти ради, — сказал отец Федор брандмейстеру, — а токмо... Хохочущего священника на пожарной колеснице увезли в психиатрическую лечебницу.


стырено отсюда: http://gatchina3000.ru/literatura/koreiko_a_i/12-chairs_41.htm